История, Как Возникло Древнерусское Государство, История рода Рюриковичей, Старинные Печати, Государственный Герб России: от первых Печатей до наших Дней, Символы и Святыни России в Картинках, Преподобный Феодосий Кавказский, Русские Святые, Как Появились Награды в России, Портреты Российских Царей, Генералов, Изображения Наград, Русские Народные Игры, Русские Хороводы, Русские народные Поговорки, Пословицы, Присловья, История Древней Греции, Чудеса Света, История Развития Флота, Автомобили Внедорожники, Отдых в Волгограде
Загрузка...

Меню Сайта

Главная

Как Возникло Древнерусское Государство

Русские князья период от 1303 до 1612 года

Династия Романовых

История России с конца XVIII до начала XX века

История и мистика при Ленине и Сталине

История КГБ от Ленина до Горбачева

История Масонства

Казни

Государственный Герб России: от первых Печатей до наших Дней

Символы и Святыни Русской Православной Церкви

Символы и Святыни России в Картинках

Портреты Российских Царей, Генералов, Изображения Наград

Награды Российской Империи

Русские Народные Игры

Хороводы

Русские народные Поговорки, Пословицы, Присловья

История Древней Греции

Преподобный Феодосий Кавказский

Русские Святые

Алгоритмы геополитики и стратегии тайных войн мировой закулисы

Чудеса Света

Катастрофы

Реактивные самолеты и ракеты Третьего рейха

История Великой Отечественной Войны, Сражения, Нападения, Операции, Оборона

История формирования, подготовка, и выдающиеся операции спецподразделений (спецназа)

История побед летчика Гельмута Липфера

История войны рассказанная немецким пехотинцем Бенно Цизером

Мифы индейцев Южной Америки

История Развития Флота

История развития Самых Больших Кораблей

Постройка моделей Кораблей и Судов

История развития Самых Быстрых Кораблей

Автомобили Внедорожники

Вездеходы Снегоходы

Танки

Подводные Лодки

Туристам информация о Странах

Отдых в Волгограде

Гибель линкора «Бисмарк»

Гибель линкора «Бисмарк» вынудило немецкое командование отказаться от дальнейшего применения крупных боевых кораблей для борьбы на коммуникациях в Атлантике, что высвободило значительные силы флота Великобритании.

Согласно первоначальным намерениям главного командования военно-морских сил Германии эскадра в составе новейшего линейного корабля «Бисмарк», тяжелого крейсера «Принц Ойген» и линейных крейсеров «Шарнхорст» и «Гнейзенау», находившихся в порту Брест, летом 1941 года должна была нанести удар по английским транспортным коммуникациям в Атлантическом океане.

Для подготовки задуманной гросс-адмиралом Редером операции 8 апреля 1941 года в Парнасе состоялась встреча командующего надводным флотом Германии адмирала Лютьенса с командующим подводным флотом адмиралом Деницем. В ходе встречи были детально разработаны мероприятия по координации действий участвующих в операции надводных кораблей с подводными лодками, которые предполагалось развернуть на маршрутах движения немецких кораблей-рейдеров.

У адмирала Лютьенса имелся большой опыт в проведении операций такого рода. Во время вторжения немецких войск в Норвегию в мае—июне 1940 года немецким быстроходным линейным крейсерам «Шарнхорст» и «Гнейзенау» под командованием Лютьенса удалось выйти в зону оперативного господства английского флота и потопить авианосец «Глориес» и сопровождавшие его два эсминца. В марте 1941 года он снова провел удачную рейдерскую операцию «Шарнхорста» и «Гнейзенау» по тылам английского торгового судоходства в Атлантике.

Английские ВВС усилили удары по Бресту, куда после проведения операции вернулись «Шарнхорст» и «Гнейзенау». 6 апреля 1941 года англичанам удалось повредить «Гнейзенау» торпедой, а 10 апреля, когда корабль уже находился в доке, в него угодили еще три авиабомбы по 250кг. Ремонт поврежденного «Шарнхорста» затянулся на неопределенный срок. Поэтому Лютьенс не мог рассчитывать на какую-либо помощь из Бреста. Выход «Бисмарка», в свою очередь, также затягивался из-за того, что 23 апреля «Принц Ойген» подорвался на магнитной мине. В итоге выход кораблей в море задержался на две недели.

Наконец, 18 мая 1941 года «Бисмарк» под командованием капитана 1-го ранга Линдемана и «Принц Ойген» (командир — капитан 1-го ранга Бринкман) вышли из Гдыни. Свой флаг адмирал Лютьенс держал на «Бисмарке».

Гибель линкора «Бисмарк»

Гибель линкора «Бисмарк»

Новейший линейный корабль «Бисмарк» вызывал у английского адмиралтейства особое беспокойство. Корабль был сконструирован с использованием всех последних новинок немецкого кораблестроения. Он имел полное водоизмещение 52 600 т, а паровые турбины мощностью 170 000л.с. были способны обеспечить ему скорость 30,9 узла. В четырех хорошо бронированных двухорудийных башнях размещались восемь 381-мм орудий главного калибра. Общий вес брони линкора составлял 16 000 т. Корабль поражал своим техническим совершенством и мощью.

Уже 20 мая после полудня «Бисмарк» и «Принц Ойген» с кораблями охраны были обнаружены шведским крейсером «Готланд». По заведенному порядку крейсер сообщил о курсе следования и составе немецкой эскадры в Стокгольм.

Хотя сама Швеция была нейтральным государством, среди шведов было немало людей, относившихся с симпатией к захваченной немцами Норвегии и к англичанам. Один из них — начальник штаба при главе шведской секретной службы майор Тернгрен был хорошо знаком с английским военно-морским атташе в Швеции Генри Денхемом. Радиограмма, полученная с борта «Готланда», попалась на глаза Тернгрену, который немедленно ознакомил с ее содержанием норвежского военного атташе полковника Рошера Лунда. А вскоре и Денхем, получивший информацию от Лунда, 20 мая в 21.00 отправил в Лондон следующее сообщение: «Сегодня в 15.00 два тяжелых военных корабля в сопровождении трех эсминцев, пяти эскортных кораблей, десяти или двенадцати самолетов прошли Мэрстанд курсом на северо-запад. В.З.». Знак «В.З.» показывал, что информация получена от надежного источника.

Весь день 21 мая немецкие корабли простояли на якоре в Карсфьерде, немного южнее Бюргена,  где «Принц Ойген» принял топливо.

С раннего утра 21 мая по приказу командующего английским флотом адмирала Тови самолеты берегового командования начали интенсивный поиск немецких рейдеров. Когда наконец разведывательный истребитель «спитфайр», пилотируемый летчиком Майклом Сэклингом, обнаружил и сфотографировал «Бисмарка» и «Принца Ойгена», снимки кораблей были немедленно отправлены в Лондон. Адмирал Тови в это время находился в Скапа-Флоу — на основной базе английского флота в этом регионе, и с беспокойством ожидал развития событий. В Атлантике в это время находилось в общей сложности 11 транспортных конвоев.

Для перехвата и уничтожения эскадры, в первую очередь линкора «Бисмарк», английское адмиралтейство мобилизовало все доступные силы и средства. Из Скапа-Флоу были направлены новейшие однотипные линейные корабли «Кинг Джордж V» и «Принс оф Уэлс», а также гордость английского флота линейный крейсер «Худ». Из Англии — линейный крейсер «Рипалс» и новый авианосец «Викториес». Из Гибралтара вышли линейный крейсер «Ринуан» и авианосец «Арк Ройял». Линкоры «Родней» и «Рэмиллес», сопровождавшие в это время конвои в Атлантике, получили указание немедленно полным ходом идти на соединение с главными английскими силами.

22 мая норвежский берег заволокло низкой облачностью, и немецкие рейдеры смогли скрытно выйти в море.

23 мая погода резко ухудшилась, и патрулирование авиации стало почти невозможным. Однако в конце дня 23 мая «Бисмарк» и «Принц Ойген» были обнаружены в Датском проливе тяжелыми крейсерами «Норфолком» и «Саффолком», предусмотрительно направленными для патрулирования этого района адмиралом Тови. Сначала тяжелый крейсер «Саффолк», который только что закончил поиск на участке, примыкавшем к кромке льда, и шел курсом на юго-запад, обнаружил «Бисмарка», следовавшего тем же курсом. В кильватер ему шел «Принц Ойген». Дистанция до кораблей противника составляла примерно семь миль. Не желая быть обнаруженным столь сильным противником, крейсер скрылся в полосе тумана, продолжая поддерживать контакт с помощью радиолокатора.

«Саффолк» отправил сообщение адмиралу Тови. Его напарник «Норфолк», приняв эту радиограмму, ошибся в расчете расстояния до цели и подошел слишком близко. Сигнальщики заметили «Бисмарк» всего в шести милях. Сразу после установления визуального контакта «Бисмарк» открыл огонь и выпустил четыре залпа, прежде чем британец успел укрыться в тумане. К счастью для «Норфолка», он не получил ни одного попадания. У самого же «Бисмарка» ударной волной от собственных орудий был поврежден локатор, и до исправления повреждений Лютьенс изменил порядок следования кораблей, приказав «Принцу Ойгену» следовать первым.

«Худ», на котором держал свой флаг вице-адмирал Холланд и «Принс оф Уэлс» с шестью эсминцами получили приказ Тови атаковать немецкие корабли. Линейный крейсер «Худ» вступил в строй английского флота 5 марта 1920 года. Корабль имел полное водоизмещение 41 200 тонн и был вооружен восемью 381-мм орудиями. Энергетическая установка мощностью 144 000л.с. позволяла развивать скорость полного хода 31 узел. Другой корабль отряда Холланда — новейший линкор «Принс оф Уэлс» был спущен на воду 3 мая 1939 г. и вступил в строй английского флота в 1940 года. Он имел полное водоизмещение 43 000 тонны и был вооружен десятью конструктивно новыми 356-мм орудиями, расположенными в двух четырехорудийных и одной двухорудийной башнях. Линкор мог развивать скорость полного хода 30 узлов. Как только координаты, курс и скорость рейдеров стали известны, соединение Холланда пошло на сближение, перед тяжелыми кораблями была развернута завеса из эсминцев.

24 мая в 1.40 «Бисмарк» и «Ойген» резко сменили курс, видимо обнаружив локатором идущие впереди британской эскадры эсминцы. Немцы проскочили этот заслон незамеченными, и теперь противники шли расходящимися курсами. В 01: 47 Хол-ланд сообщил командирам кораблей своей группы замысел предстоящего боя. «Худ» и «Принс оф Уэлс» должны были вести огонь по «Бисмарку», а отряд из тяжелых крейсеров «Саффолк» и «Норфолк», — по «Принцу Ойгену». В 3.20 «Саффолк», неотступно преследующий немецкие корабли, сообщил об ошибке в курсе Холланду. Англичане легли на обратный курс и, пользуясь небольшим преимуществом в скорости, начали нагонять немцев. В 5.10 акустический пост «Принца Ойгена», идущего головным, донес о приближающемся шуме винтов с левого борта. Противники обнаружили друг друга на дистанции в 17 миль, они шли сходящимися под острым углом курсами.

Бой начался в 5:50, когда эскадры сблизились до 13 миль. Первым открыл огонь «Худ». Утренний полумрак и легкий туман стали причиной путаницы в опознавании целей с обеих сторон. Приняв головной «Ойген» за «Бисмарк», англичане открыли огонь по второстепенной цели. Немцы поначалу также не вполне уверенно опознали «Худ», но это не помешало им сосредоточить огонь именно на нем. Впрочем, первые же мощные вспышки выстрелов 38-мм орудий сразу показали кто есть кто.

Если бы сработал план, разработанный ночью адмиралом Холландом, и он сумел бы подкрасться к «Бисмарку» незамеченным, то, возможно, ему удалось бы одержать победу. Но еще до начала боя он умудрился растерять все свои преимущества. Из-за слабости палубной брони английских кораблей им было необходимо как можно быстрее сблизиться с противником, чтобы избежать навесного огня. Однако выбранный для этого угол сближения лишал корабли Холланда возможности использовать всю свою огневую мощь (цель не попадала в сектор обстрела четырехорудийных кормовых башен), в то же время предоставляя эту возможность противнику.

В итоге первоначальное преимущество англичан в тяжелых орудиях в соотношении 18:8 уменьшилось до 10 против 8, а затем и вовсе уравнялось, после того как сначала одно, а затем и второе орудия главного калибра на «Принс оф Уэлсе» вышли из строя из-за недостатков конструкции носовой четырехорудийной башни. Кроме того, в то время как англичане разделили огонь между «Бисмарком» и «Принцем Ойгеном», немцы сконцентрировали огонь всех своих 16 орудий главного калибра на «Худе».

Когда бой начался, адмирал Холланд, видимо в спешке, не отдал приказ командующему отрядом тяжелых крейсеров контрадмиралу Уэйк-Уокеру на открытие огня, и его корабли не приняли участия в бое.

Загрузка...

Англичанам также мешали погодные условия. Их корабли шли под ветер, захлестываемые волнами. Брызги постоянно заливали линзы десятиметровых дальномеров носовых башен, что заставляло использовать гораздо меньший дальномер в боевой рубке. Холланд держал слишком близко от себя «Принс оф Уэлс», ограничивая ему свободу маневра, не давая точно определить падение собственных снарядов и облегчая пристрелку противнику.

Адмирал Лютьенс был мрачен, поскольку ему навязали бой, которого он совсем не желал. Данные ему инструкции совершенно ясно запрещали ввязываться в бой с кем бы то ни было, кроме охранения конвоев, и адмирал не отдавал приказ открыть огонь так долго, что многие на «Бисмарке» и «Принце Ойгене» думали, что у него есть какой-то план от этого боя уклониться. Но имея с запада кромку пакового льда, с севера — два наседающих английских крейсера и с востока — неожиданно появившееся соединение Холланда, Лютьенсу деваться было некуда. Оставалось одно — принять бой.

Первые залпы англичан легли с большим недолетом, в то время как опытным немецким комендорам удалось накрыть «Худ» уже со второго залпа. На корабле вспыхнул сильный пожар и начались рваться сложенные на палубе боеприпасы для 100-мм зенитных орудий.

Спустя 10 минут после начала боя Холланд принял решение, что необходимо ввести в бой кормовые орудия своих кораблей, и начал поворот влево, на параллельный курс. Еще через минуту пятый залп «Бисмарка» снова накрыл «Худ», шесть снарядов легли вдоль борта, еще два пробили бронепалубу и разорвались в зарядных погребах башен, после чего сдетонировал боезапас. Над «Худом» поднялся огромный раскаленный белый шар, затем столб желтого пламени, поднялось облако дыма, по словам очевидцев, похожее на взрыв вулкана. Огромный корабль разломился надвое. Кормовая часть «Худа» затонула быстро, а носовая еще несколько минут простояла вертикально в воде, а затем повалилась вниз. На месте гибели «Худа» подошедшие эсминцы нашли плавающие деревянные обломки, нефтяное пятно и всего трех спасшихся моряков из 1419 человек экипажа.

Неожиданная гибель английского флагманского корабля позволила кораблям противника сосредоточить огонь на «Принс оф Уэлсе». К этому времени дистанция сократилась до 16 500метров, и противники получили возможность ввести в действие артиллерию среднего калибра. В 06.02 английский корабль получил попадание крупнокалиберным снарядом в компасную площадку. Почти все офицеры и матросы, находившиеся на мостике, за исключением командира корабля и сигнального старшины, были убиты или ранены. Вслед за этим в течение нескольких минут «Принс оф Уэлс» получил еще четыре попадания 381-мм и три 203-мм снарядами. На сравнительно близкой дистанции огонь противника причинял огромный ущерб. Снаряды уничтожили компасную платформу, эхолотное оборудование, радиолокационную рубку, пост управления огнем артиллерии вспомогательного калибра, кран для подъема самолетов, все шлюпки и несколько кают. Три снаряда попали ниже ватерлинии, и «Принс оф Уэлс» принял более 400 тонн воды. 203-мм снаряд угодил в снарядное перегрузочное отделение, провизжал несколько раз вокруг по переборкам, но не взорвался и никого не задел, а затем был вынесен двумя матросами и выброшен за борт.

Уже этого было достаточно, не говоря о состоянии артиллерии «Принс оф Уэлса». Лишь в немногих залпах участвовало более трех орудий. Причиной были механические дефекты, постоянно возникающие на новых, еще не отработанных артиллерийских установках. Находящиеся в башнях техники фирмы «Викерс-Армстронг» демонстрировали чудеса при устранении дефектов, но новые поломки случались быстрее, чем устранялись старые.

Все это дало понять капитану 1-го ранга Личу, что он не только втянут в неравный бой, но рискует потерять ценный боевой корабль, каким был только что построенный линкор, не нанеся противнику какого-либо значительного урона. Поэтому Лич решил выйти из боя, присоединиться к крейсерам-разведчикам, устранить повреждение, а когда Тови снова завяжет бой с немцами, напасть на «Бисмарк» с тыла и вынудить противника разделить свой огонь. Сделав последний, восемнадцатый залп, «Принс оф Уэлс» начал отход под прикрытием дымовой завесы. Весь бой занял 21 минуту.

Несмотря на гибель «Худа» с адмиралом Холландом и его штабом на борту, которая оказала ошеломляющее действие на английских моряков, отряд Уэйк-Уокера, усиленный поврежденным линкором «Принс оф Уэлс», продолжил преследование немецкой эскадры.

В это время на борту «Бисмарка» Лютьенс обсуждал с офицерами штаба сложившуюся обстановку — в прошедшем бою «Бисмарк» получил три попадания, два из которых не имели серьезных последствий, но третий снаряд пришелся в ватерлинию, в район носовых топливных цистерн, за линкором теперь тянулся шлейф мазута, четко обозначавший путь эскадры. «Принц Ойген» повреждений не получил. Лютьенс принял решение прекратить операцию и разделить свои силы, направив в удобный момент «Принца Ойгена» к берегам Франции самостоятельно. В дальнейшем это спасло корабль от верной гибели.

Эскадра адмирала Тови в составе флагманского линейного корабля «Кинг Джордж V», линкора «Рипалс», авианосца «Викториес», а также нескольких легких крейсеров и эсминцев находилась примерно в 330 милях к юго-востоку и полным ходом шла на помощь кораблям отряда Уэйк-Уокера. По расчетам соприкосновение с противником должно было состояться примерно в 07.00 25 мая. В то же время Тови понимал, что навязать «Бисмарку» бой, если только он не снизит скорости хода, маловероятно. Поэтому полученное в 13:20 донесение о том, что «Бисмарк» уменьшил скорость до 24 узлов и движется курсом на юг, возродило надежды на успех. В этих условиях шансы на то, что удастся перехватить противника, значительно возросли. К полудню видимость резко ухудшилась, и теперь отслеживать движение «Бисмарка» можно было только только с помощью радиолокаторов крейсера «Саффолк».

Главной заботой адмирала Лютьенса было как можно быстрее оторваться от преследователей. Между 18:00 и 19:00 24 мая «Бисмарк» изменил курс и пошел навстречу преследователям с целью завязать бой, чтобы дать «Принцу Ойгену» возможностьуйти незамеченным. Произошла короткая артиллерийская перестрелка, не причинившая вреда ни одной из сторон. Во время нее немецкий крейсер скрылся в юго-западном направлении, никем не обнаруженный. Затем «Бисмарк» вновь пошел курсом на юг; английские крейсера неотступно следовали за ним.

В Лондоне наблюдали за этой охотой с неослабным вниманием. Адмиралтейство распорядилось стянуть к району возможного столкновения все линейные корабли, авианосцы и крейсера, которые только можно было использовать. К операции было привлечено около двух десятков крупных кораблей, находившихся в радиусе 600 и более миль от района нахождения «Бисмарка». Однако вероятность того, что противнику удастся ускользнуть, была достаточно велика. В связи с этим командующий принял решение нанести удар по «Бисмарку» самолетами, поднятыми с «Викториеса», с целью лишить его большой скорости хода, так как не было твердой уверенности в том, что линкор получил в первом бою серьезные повреждения.

В сложных метеоусловиях девять английских торпедоносцев поднялись с палубы авианосца и сквозь густые дождевые облака направились на юго-запад. Около полуночи 24 мая был получен радиолокационный контакт, и вскоре после полуночи самолеты смогли атаковать. На подходе к германскому линкору самолеты были обнаружены, и атаки проходили в крайне неблагоприятных условиях. Всего одна торпеда попала в цель, но, по-видимому, она шла слишком высоко и ударилась в бортовую броню, не причинив никакого ущерба.

Вскоре после 01.00 25 мая произошла еще одна короткая перестрелка «Бисмарка» с преследовавшими его кораблями, после чего Лютьенс добился того, к чему так стремился с вечера 23 мая, т.е. с момента обнаружения его корабля. В 03.06 «Саффолк» и «Норфолк» потеряли с ним контакт.

Германский линкор изменил курс с южного на юго-восточный и направился к западному побережью Франции. Для англичан наступил период лихорадочного поиска. «Бисмарк» все еще находится внутри сжимавшегося кольца окружения, но, никем не обнаруженный, он следовал на юго-восток.

Судя по всему, Лютьенс полагал, что англичане по-прежнему преследуют его, и поэтому не позаботился о радиомолчании.

Ровно в 7.00 26 мая оперативным разведывательным центром английского адмиралтейства была перехвачена телеграмма с «Бисмарка». Через час — вторая, расшифровать которую не удалось. В ней Лютьенс информировал о потоплении «Худа», об успешном отходе «Принца Ойгена», о недостатке топлива и о своем решении прорываться в Брест. Лютьенс не знал в то время, что английские корабли потеряли с ним контакт, что он давно оставил позади своих преследователей.

Во время передач английским станциям наблюдения удалось запеленговать «Бисмарк», однако на флагманский корабль Тови были переданы необработанные данные, вследствие чего возникло представление о том, что «Бисмарк» пытается уйти назад, в Норвегию. Флот метрополии семь часов подряд следовал в направлении, обратном тому, которое в действительности нужно было избрать. Эта погоня по ложному следу привела к тому, что флагманский корабль оказался еще дальше от ускользающего противника.

Телеграммы с «Бисмарка» в какой-то степени давали уверенность, что немецкий рейдер будет перехвачен. Были подняты в воздух летающие лодки для поиска «Бисмарка» по квадратам, и наконец, в 10.30 летающая лодка «Каталина» обнаружила немецкий линкор в 750 милях западнее Бреста. На английские корабли тотчас были переданы координаты рейдера. Однако, в какой порт держит курс «Бисмарк», пока не было известно.

Между тем немецкое радио на весь мир раструбило о победе «Бисмарка» и потоплении «Худа». Эта весть дошла и до Афин, где проходил службу один высокопоставленный немецкий офицер ВВС, сын которого проходил службу на «Бисмарке». Беспокоясь о судьбе сына, этот офицер отправил в Берлин радиограмму с запросом, где находится линкор. В ответ ему сообщили, что «Бисмарк» следует в Брест —военно-морскую базу на территории Франции.

В то время английская разведка только что получила полные средства дешифровки немецких радиограмм, кодируемых с помощью шифровальной машины «Энигма». Перехваченная и расшифрованная радиограмма с информацией о пункте следования «Бисмарка» была немедленно направлена в адмиралтейство,а оттуда на «Кинг Джордж V», адмиралу Тови, который уже потерял всякую надежду настигнуть «Бисмарк».

Судя по информации о местонахождении «Бисмарка», он мог достичь Бреста уже вечером 27 мая. Таким образом, в распоряжении английских сил для перехвата «Бисмарка» оставался промежуток времени не более суток до того, как он достигнет зоны, контролируемой немецкими ВВС.

Шансы адмирала Тови догнать противника были очень невелики, если бы последний продолжал идти с прежней скоростью. «Принс оф Уэлс» и «Рипалс», испытывавшие нехватку топлива, находились слишком далеко, ибо были направлены соответственно к Исландии и Ньюфаундленду. Зато «Родней» примкнул к соединению главных сил в 18.00 26 мая, в результате чего эскадра линейных кораблей стала значительно превосходить противника по числу орудийных стволов. Однако к этому времени адмирала Тови стала серьезно беспокоить нехватка топлива на «Кинг Джордже V» и «Роднее», так как если бы преследование затянулось и его корабли зашли слишком далеко на восток, они не смогли бы поддерживать достаточно большую скорость при возвращении на базу и попали бы под удар немецких бомбардировщиков или стали бы добычей подводных лодок, которые противник, безусловно, направил по курсу преследователей «Бисмарка».

Такова была диспозиция и состояние сил, осуществлявших преследование, в момент возобновления контакта с «Бисмарком». Вряд ли можно было ожидать, что им удастся настигнуть противника. Зато карты обстановки в адмиралтействе свидетельствовали о том, что соединение «Н» (адмирал Сомервилл), следовавшее из Гибралтара на север, находится в чрезвычайно выгодной, почти идеальной позиции, позволяющей ему встать на пути «Бисмарка», который спешил на восток. К этому времени соединение находилось в 70 милях к востоку от точки, где удалось обнаружить «Бисмарк». Правда, флагманский линейный крейсер «Ринаун», вооруженный всего шестью 381-мм орудиями, к тому же с плохой броневой защитой, не мог вступить в артиллерийскую дуэль с линкором противника. Но самолеты с авианосца «Арк Ройял» и тяжелый крейсер «Шеффилд» имели возможность организовать его преследование, а торпедоносцы

могли нанести по нему достаточно сильный удар. Адмирал Тови позднее писал, что в тот момент главные силы находились слишком далеко и единственной надеждой была авиация ВМС.

Вскоре английские пилоты сумели отыскать германский линкор. С этого момента самолеты-разведчики, сменяя друг друга, поддерживали контакт с «Бисмарком», в то время как на авианосце шла подготовка к вылету ударной группы.

К этому времени «Шеффилд» настиг линкор и с помощью радиосигналов стал наводить на него английские торпедоносцы, которые вследствие плохой погоды с трудом поднялись с «Арк Роняла». Первым они атаковали... «Шеффилд», о присутствии которого не были поставлены в известность. Торпедоносцы вернулись на авианосец ни с чем.

Погода продолжала портиться. Уточнив место пребывания противника, торпедоносцы взлетели снова. Вывалившись из облаков над самым «Бисмарком», допотопные «суордфиши», ринулась на линкор. Две из тринадцати торпед попали в цель. Одна ударилась о бортовую броню, зато вторая попала в кормовую часть корабля. Этой торпедой так основательно заклинило руль «Бисмарка», что повреждение не удалось устранить. Из-за шторма корабль не мог лежать на курсе, и его, несмотря на противодействие машинами, все время разворачивало в сторону открытого моря. Именно это повреждение предопределило судьбу корабля.

После полуночи к месту нахождения «Бисмарка» на полном ходу подошел дивизион из пяти английских эсминцев. До самого рассвета они поочередно пытались атаковать «Бисмарка» торпедами, однако линкор вел весьма меткий заградительный огонь, который не позволял эсминцам приблизится на дистанцию эффективной атаки.

Командир одного из эсминцев — «Перуна», команда которого полностью состояла из польских моряков, капитан 2-го ранга Плавский приказал рулевому идти прямо на «Бисмарк» и с расстояния чуть меньше семи миль открыл по линкору огонь из своих 105-миллиметровых орудий. Несмотря на то, что было очевидно, что слабые орудия эсминца водоизмещением всего 1700 тонн не способны нанести 50 000-тонному монстру какие-либо повреждения, «Перун» в течение 30 минут храбро шел на «Бисмарк», непрерывно ведя огонь, и отвернул только после того, как один из залпов «Бисмарка» накрыл эсминец, а ближайший снаряд взорвался всего в 20 метрах от борта.

Выпустив все свои торпеды, эсминцы не достигли успеха, впрочем, и сами не понесли потерь.

На рассвете 27 мая на авианосце «Арк Ройял» подготовили к атаке новую ударную группу самолетов, но ее вылет оказался невозможным из-за плохой видимости. Крупные корабли Тови шли на сближение с противником, о чем командующий предупредил соединение «Н», дав ему указание держаться на достаточно большом удалении от противника во время подхода главных сил. Одновременно с юга подходил тяжелый крейсер «Дорсетшир».

Теперь удача сопутствовала английским силам. Основные корабли эскадры Тови линкоры «Кинг Джордж V» и «Родней» несли десять 356-мм и девять 406-мм орудий главного калибра. Наряду с потерей «Бисмарком» хода это давало англичанам бесспорное преимущество, и исход операции был фактически предрешен. Начало рассветать, но видимость была ограниченной, и адмирал Тови решил начать сближение с наступлением дня. Командиру «Роднея» приказали следовать за флагманом в разомкнутом строю и производить маневрирование по своему усмотрению.

Эскадра линейных кораблей шла с северо-запада почти навстречу «Бисмарку», который медленно продвигался вперед, постоянно сбиваясь с курса. Корабли открыли огонь между 08:47 и 08:49. В этот момент они находились почти на встречных курсах с «Бисмарком». Английские корабли через несколько минут рассредоточились и развернулись к югу с дистанцией до противника примерно 14 500метров. Первыми залпами «Бисмарку» едва не удалось накрыть «Родней», но затем точность и интенсивность его огня стали быстро снижаться.

«Родней», имевший девять 406-мм орудий, расположенных в трех башнях, вел ураганный огонь. Ему помогал «Кинг Джордж V». Вскоре после 09: 00 бронебойные снаряды английских кораблей начали причинять «Бисмарку» большие повреждения

В течение примерно 20 минут оба английских корабля следовали в южном направлении, после чего повернули на север

и легли на курс, почти параллельный курсу противника. Бой возобновился с новой силой. Расстояние постепенно сократилось до дистанции, с которой стало возможно вести стрельбу прямой наводкой.

Через час после начала боя вся артиллерия главного калибра «Бисмарка» была выведена из строя, и лишь противоминные пушки еще в течение 10 минут продолжал вести огонь. В 10:15 артиллерия «Бисмарка» была полностью выведена из строя, гигантский линейный корабль превратился в пылающий костер, но, окутанный дымом и пламенем, немецкий рейдер упорно держался на курсе, и машины его еще работали. Теперь английские линкоры стреляли по «Бисмарку» как по мишени. Но Тови был вынужден прекратить бой, так как на его кораблях почти не осталось топлива. Крейсер «Дорсетшир», подошедший к месту сражения, выпустил две торпеды в правый борт немецкого линкора и одну — в левый борт.

Несмотря на значительные повреждения и частичное затопление, «Бисмарк» сохранял плавучесть. Только после того как оставшиеся в живых немецкие моряки открыли кингстоны, в 10 часов 36 минут 27 мая 1941 года, медленно погружаясь кормой, пылающий «Бисмарк», не спустив флага, ушел в океанскую пучину

Из экипажа «Бисмарка» спаслось только 110 человек. Остальные 2100, включая адмирала Лютьенса, командира «Бисмарка» капитана 1-го ранга Линдеманна и весь штаб флота, погибли.

«Принц Ойген» попытался вести крейсерскую войну, однако вскоре обнаружились неполадки в его машинах, и 1 июня он прибыл в Брест. Таков был печальный конец атлантической операции линкора и тяжелого крейсера.

В целом немцам стало ясно, что усовершенствование авиации, радара, радиопеленгаторов и службы наблюдения у противника при отсутствии собственных авианосцев делало продолжение рейдов неоправданным предприятием. Поскольку, несмотря на специальный приказ фюрера, не было возможности построить самолеты для авианосцев ранее 1944 года, представлялось бесцельным вводить в строй «Граф Цеппелин». (В конце войны он был взорван на одном из рукавов Одера близ Штеттина; впоследствии русские подняли его, но он, видимо, перевернулся прибуксировке по Балтийскому морю, так как трофейные материалы, которыми была завалена расположенная высоко ангарная палуба, сместились на один борт.)

Потопление «Бисмарка» потребовало огромных усилий. В его поиске и уничтожении участвовали восемь линкоров и линейных крейсеров, два авианосца, 15 крейсеров, 22 эсминца, шесть подводных лодок и многочисленная авиация, действовавшая с аэродромов Великобритании, Исландии и Канады. В линкор было выпущено не менее 71 торпеды (по крайней мере, восемь из них, а возможно, и 12 попали в цель) и около тысячи снарядов крупного и среднего калибра.

История Великой Отечественной Войны, Сражения, Нападения, Операции, Оборона